Боевое применение

Схема передвижения советских войск во время похода в Западную Украину и Западную Белоруссию

Польское военное руководство недооценило неприятеля, поэтому план обороны Польши оказался ущербным. Немецкие войска, несмотря на упорное сопротивление польских войск, стремительно продвигались на восток. К середине сентября они подошли к линии Керзона, разделяющей территории проживания поляков на западе и белорусов с украинцами на востоке. По советско-немецкому договору, прилагающемуся к пакту о ненападении, линия Керзона была границей сферы влияния Германии на востоке. Однако советское руководство не было уверено, что немецкие военные остановятся на этой линии. Для того, чтобы остановить продвижение немцев как можно западнее, а также вернуть территорию, захваченную поляками в 20-х годах, 17 сентября 1939 года войска РККА перешли советско-польскую границу. Эта операция известна как освободительный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию.

PZL P.11

PZL P.11

К тому времени, как Красная Армия начала свое продвижение на запад, поражение Польши было уже предрешено. Обещанная помощь союзников так и не подоспела. Немецкие войска подошли к Варшаве. Польское правительство выехало из страны. Все еще сопротивлявшиеся польские военные формирования фактически потеряли единое руководство, а их оборона распалась на отдельные очаги сопротивления. На восточных границах оставались лишь небольшие подразделения пограничной стражи. Кроме того, польские военные были сбиты с толку мирным поведением войск РККА (в приказах нашим частям было запрещено открывать огонь первыми) и в основном сдавались в плен либо отходили. Главнокомандующий польской армией Рыдз-Смиглы, в прошлом участник войны с СССР, был склонен оказать сопротивление РККА, однако немногочисленные силы в Восточной Польше не имели возможности это сделать. В результате Рыдз-Смиглы объявил: «Советы вторглись. Приказываю осуществить отход в Румынию и Венгрию кратчайшими путями. С Советами боевых действий не вести, только в случае попытки с их стороны разоружения наших частей. <…> Части, к расположению которых подошли Советы, должны вести с ними переговоры с целью выхода гарнизонов в Румынию или Венгрию».

Польская авиация, и так не слишком многочисленная, к середине сентября была практически обескровлена. Немногие боевые самолёты, ещё остававшиеся в наличии, были направлены на борьбу с немцами. Тем не менее, 17 сентября некоторые польские авиаторы всё же рискнули вступить в бой с советскими лётчиками.

Morane-Saulnier MS.406                  с уже нанёсенными польскими опознавательными знаками готовы к              отправке. В ВВС Польши они так и не попали.

Morane-Saulnier MS.406 с уже нанёсенными польскими опознавательными знаками готовы к отправке. В ВВС Польши они так и не попали.

Советское правительство, готовясь к войсковой операции, переоценило польскую авиацию. Помимо того, что завышалась её численность, предполагалось, что на вооружении авиационных частей находится истребитель P.24, не слишком выдающийся по сравнению с «ишаками», но превосходящий по ряду параметров И-15бис. Однако действительность оказалась иной. Р.24 у поляков не было (эти самолёты производились исключительно на экспорт), а основным истребителем оставался предшественник Р.24 — Р.11, моноплан с верхним расположением крыла, производящийся с 1933 года и уже давно устаревший.

Следует заметить, что к моменту начала советской операции польская истребительная авиация готовилась получить от союзников материальную помощь. Из Великобритании 9 сентября 1939 года вышел конвой, в составе грузов которого было девять истребителей Hawker Hurricane Mk.I. Однако у Гибралтара его догнал приказ повернуть обратно: к этому моменту поражение Польши уже стало очевидным. «Харрикейны» вернулись в Великобританию, откуда позже были переправлены в Финляндию.

Такой же запоздалой и не нашедшей адресата оказалась партия истребителей Morane-Saulnier MS.406 из Франции.

Таким образом, обещанные союзниками «Мораны» и «Харрикейны» прийти в Польшу не успели, поэтому реальных соперников у И-16 быть не могло.

Истребители ВВС Польши
PZL P.11 PZL P.11
Единственный самолёт из «польской» партии истребителей Hawker Hurricane Mk.I, на который успели нанести опознавательные знаки польских ВВС Единственный самолёт из «польской» партии истребителей Hawker Hurricane Mk.I, на который успели нанести опознавательные знаки польских ВВС

Красноармеец охраняет                  польский PWS-26, сбитый советским истребителем. Район Ровно, 18                  сентября 1939 года.

Красноармеец охраняет польский PWS-26, сбитый советским истребителем. Район Ровно, 18 сентября 1939 года.

Польские источники утверждают, что 17 сентября имел место воздушный бой между двумя И-16 и одним Р.11с (пилот Станислав Заторский). В результате боя польский самолёт был подбит, лётчик погиб при вынужденной посадке (по другой версии, умер по дороге в госпиталь). Советские истребители получили повреждения. Советская сторона сообщила о семи сбитых за этот день польских истребителях и трёх бомбардировщиках. Польские источники сообщают о сбитии двух СБ-2 и пяти И-16.

Встречи в небе с польскими самолетами, и так нечастые даже в начале операции, вскоре сошли на нет. Часть польских лётчиков была захвачена в плен, остальные, выполняя приказ главнокомандующего, перелетели в Румынию. Их истребители Р.11 и бомбардировщики «Лось» были впоследствии использованы румынами против СССР во время Великой Отечественной войны.

В целом же И-16, задействованные в операции, занимались разведкой или штурмовкой польских укрепрайонов и частей, отказавшихся сложить оружие. По польским данным, 30 сентября в районе Яблони части территориальной дивизии «Кобрин» были обстреляны пушечными И-16, один из истребителей был сбит из пулемёта.

По данным советских архивов, во время похода погибло 4 совётских летчика и один был ранен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *