Свободная охота истребителей

Дважды Герой Советского Союза Михаил Васильевич Кузнецов родился 7 ноября 1913 года в селе Агарино Серпуховского района в семье рабочего. В 1930 году после окончания средней школы работал на заводе, затем поступил в Ейскую военно-морскую школу летчиков. В 1934 году был направлен в строевую летную часть. Боевое крещение получил при освободительном походе наших войск в ноябре 1939 года в Западную Белоруссию и в 1940 году во время советско-финской войны. Великая Отечественная война стала естественным продолжением его военной службы.
Войну Михаил Васильевич Кузнецов встретил в Каунасе, — писала газета «Красная звезда». — В кармане лежало предписание о назначении командиром полка. Грохот рвущихся бомб внес коррективы. Наскоро попрощавшись с женой, побежал на аэродром, где пылали забитые самолетами ангары. Об отбытии к месту нового назначения не могло быть и речи. Он вновь вернулся в свою часть. Ему достался И-16. Вел на нем разведку. «Мессеры» охотились за ним. Приходилось туго. Возвращаясь, докладывал о результатах разведки. С каунасского аэродрома взлетел последним, когда фашистские войска начали обстреливать его из артиллерийских орудий.

Истребитель И-16
Потом сам штурмовал вражеский аэродром. Поливал свинцом распластанные внизу чужие машины. Когда они окутались дымом, облегченно откинулся к бронеспинке. И вдруг на фоне облаков колыхнулась тень. Он увидел двух «мессершмиттов», пикирующих сверху. Они наглухо зажали его. Высота — несколько десятков метров. Кажется, нет места для маневра. Он бросает машину к земле, потом резко ручку на себя, и самолет свечой взмывает вверх. Под прозрачным, оплетенным металлической рамой фонарем на мгновение показывается в обрамлении шлема лицо врага. Потом лицо закрывается плоскостью. Кузнецов нажимает на гашетки. «Мессершмитт» оседает, густо дымит и падает.
Тяжкими были бои под Ленинградом.
Командир эскадрильи Михаил Кузнецов в первые месяцы войны сбил семь вражеских самолетов. Опытный боец, анализируя каждый боевой вылет, уловил одну характерную деталь поведения врага: обезглавлена группа — сбит ведущий, и боевой порядок фашистов сразу нарушался. Поэтому комэск всегда ставил себе задачу: прежде всего — удар по ведущему. Это стало его правилом. Так и вышло во время свободной охоты за Северским Донцом. Наша шестерка встретила группу бомбардировщиков люфтваффе. Кузнецов сбил ведущего. Строй врага нарушился, и летчики Н. Химушин и Г. Артемченко уничтожили еще по одному самолету.
Эта личная установка на каждый бой не подводила истинного аса. Когда на фронте появились истребители «Фокке-вульф-190», Кузнецов вскоре определил: машина тяжелая, маневренности не хватает. Значит, решил командир полка, надо навязывать противнику бой на вертикалях. Прием, как правило, приносил успех в схватках с летчиками люфтваффе.
Войне, казалось, не будет конца. Каждый день — вылеты, разведка, бои. Каждый день в небе тесно: идут на задание бомбардировщики, штурмовики работают на переднем крае, истребители перехватывают группы вражеских самолетов. И в этой воздушной круговерти наши летчики всегда выручали друг друга в сложной ситуации. Так и было в тот памятный день, который никогда не забудет Герой Советского Союза летчик-штурмовик Ф. И. Пересыпкин:
«В те июльские дни сорок четвертого, — писала газета, — в штаб армии радировалось секретное донесение: в районе Броды из окружения выскакивает крупная группировка противника. Задача штурмовиков: на бреющем — 5-10 метров от земли — уничтожать живую силу и технику противника.
Везде бои… Весь опутанный трассирующими очередями, через плотный и довольно прицельный зенитный огонь тянет из последних сил на свой аэродром изрешеченный, истерзанный Ил-2. Самое страшное: разбит стабилизатор. С земли видно: как черные вороны, налетают «мессеры». Если еще одно попадание… Но и так все кажется напрасным: раненая машина должна по всем законам вот-вот рухнуть… Подлетели, вьются над ней Яки, прикрывают, провожают. А те, что там, в воздухе, уже мысленно прощаются друг с другом на последнем, как им кажется, витке жизни. Летчик со своим стрелком…
Они дотянули чудом — «на честном слове и на одном крыле». И отходя, уже осознавая, что сели: «Спасибо за прикрытие!» И тут услышали по рации: «Порядок? Тогда я пошел на цель!»
Миша Кузнецов со своим ведомым. Взмыли вверх… «Сбить врага — высокая честь, друга спасти — вдвойне…» А враг от него не уйдет — от дважды Героя Советского Союза Михаила Васильевича Кузнецова».
Да, враг от него не уходил. Вспоминая фронтовые дни, Кузнецов подробно описал один по-своему памятный бой:
«23 февраля 1945 года в 3 часа дня был получен приказ из штаба дивизии: вылетами нескольких групп истребителей «свободных охотников» нарушить движение войск противника на участке Котбус, Губен, Форет.
Я в составе 6 самолетов Як-1, Як-9 вылетел на «свободную охоту». Боевой порядок до цели был следующий: фронт из трех пар с превышением двух пар по отношению к ведущей паре на 40-50 метров. Такой боевой порядок вполне обеспечивал хороший обзор передней и задней полусфер.

Истребитель ЯК-1
При подходе к линии фронта я увидел на высоте 800 метров над городом Губен несколько групп по 8-10 ФВ-190 общей численностью до 40 самолетов, штурмовавших наши войска. Боевой порядок немецкие ФВ-190 строили из групп по 8-10 самолетов в кругу и на пикировании сбрасывали бомбы. Четверка ФВ-190 без бомб находилась выше всей группы на 400-500 метров, прикрывая своих штурмовиков от атаки с воздуха.

FW-190
Погода позволяла подойти к противнику незаметно, так как была сильная дымка, затруднявшая видимость.
По радио я передал своим летчикам: «Вижу противника, идем в атаку!» Я принял решение атаковать верхнюю четверку ФВ-190, заставить ее уйти вниз, оставив без прикрытия своих штурмовиков, после чего атаковать штурмующие самолеты, так как эти четыре самолета противника представляли для нас наибольшую угрозу.
Зайдя в хвост четверке немцев, мы перешли в атаку, но они резко спикировали под свою группу. Сравнительно легко достигнув первого результата, мы вошли парами в круг немецких самолетов, пристроились к ним вплотную и стали их уничтожать.
Немцы вначале не заметили нас, виражили с небольшим креном с несброшенными бомбами. Но когда мы открыли, огонь и несколько самолетов упали, немцы нас обнаружили, увеличили крен виража, заметались и стали беспорядочно сбрасывать бомбы большей частью на свои же войска. Немцы никак не могли нас атаковать, мы находились в их общей массе, а они были связаны пилотированием в строю. Дистанция сближения с противником была 10-15 метров, и мы продолжали уничтожать их в упор. Строй немецких самолетов рассыпался, они по одному пикированием уходили поспешно с поля боя.
Боекомплект кончился, но я не прекращал атак: противник не знал, есть ли у меня боекомплект, а другим летчикам моей группы нужна была поддержка.
Немцы потеряли 7 самолетов ФВ-190, наши потери — один самолет.
Стремительные непрекращающиеся атаки и непрерывное взаимодействие пар решили успех боя».
К августу 1943 года на счету М. В. Кузнецова было 245 боевых вылетов, 53 воздушных боя и 17 сбитых самолетов. 8 сентября 1943 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Высокую награду Кузнецов получил накануне десятилетия своей летной биографии. Как и любой летчик, он хорошо помнил и свой первый курсантский полет в небо, и первый боевой вылет навстречу врагу. И, конечно, незабываем и последний: — 8 мая 1945 года. В небе над Берлином он сбил 28-й самолет врага.

Истребитель ЯК-9
Боевой счет М. В. Кузнецова — 330 боевых вылетов, 72 воздушных боя, 22 лично сбитых вражеских самолета, 6 — в группе с однополчанами. Летчики его полка уничтожили в боях 299 вражеских самолетов. За мужество и отвагу, проявленную в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за умелое руководство боевыми действиями и подготовку воздушных бойцов 27 июня 1945 года Михаил Васильевич Кузнецов был удостоен второй медали «Золотая Звезда» Героя Советского Союза. Он был также награжден орденами Ленина, Отечественной войны 1-степени, Красного Знамени (четырежды), Красной Звезды (дважды), Богдана Хмельницкого, многими медалями.
После войны М. В. Кузнецов окончил Военно-воздушную академию, был начальником Черниговского военного училища летчиков, занимал командные должности в ВВС. Летал на реактивных истребителях и передавал новому поколению воздушных бойцов свой богатый фронтовой опыт.
Генерал-майор М. В. Кузнецов находился в летном строю сорок лет. В 1974 году он уволился из Вооруженных Сил, жил в городе Бердянске Запорожской области (Украина). Скончался 15 декабря 1989 года, похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.
В 1981 году, накануне 40-й годовщины начала Великой Отечественной войны, бюст дважды Героя Советского Союза М. В. Кузнецова был перенесен из деревни Агарино в город Пущино на Оке. Ухаживают за бюстом героя учащиеся Пущинской школы, которая носит имя отважного летчика-героя. Здесь всегда лежат живые цветы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>