Школа летчиков в Серпухове

Отгремели бои, закончилась Гражданская война. Ритм летной жизни стал менее напряженным. На аэродроме наступили спокойные учебные будни. Авиаторы приводили в порядок самолетный парк. Летом 1922 года личный состав гарнизона готовился к открытию новой школы. Этому событию предшествовало постановке Реввоенсовета Республики № 1951 от 10 августа 1921 года. На основе этого документа началось формирование Московской школы воздушного боя и бомбометания. Но через год было принято решение перебазировать эту школу из Москвы в Серпухов. Это произошло 9 августа 1922 года. Она получила название «Серпуховская школа воздушной стрельбы и бомбометания».
Первым начальником школы стал К. Ф. Капустян. Офицер старой закалки, военный летчик в 1912 году окончил Севастопольскую летную ту (знаменитую Качу), участвовал в Первой мировой войне. Он добровольно стал служить в Красной армии, участвовал в боях на фронтах гражданской войны. В 1921 году ему, начальнику учебно-летной части Севастопольской летной школы, было поручено сформировать в Москве летную школу. После перебазирования в Серпухов К. Ф. Капустян был назначен начальником школы. Первый комиссар этой школы — опытный авиатор, летчик-наблюдатель Н. В. Кузьмин.

Школа летчиков в Серпухове

Эта школа была призвана решать сложные задачи: теоретическая готовка летного состава строевых частей, освоение способов боевого применения самолетов, научно-исследовательская работа. Срок обучения — шесть месяцев.
Первые курсанты — опытные боевые летчики отрядов и эскадрилий действующей армии. Однако многие из них, вчерашних участников воздушных боев, имевших награды за боевые дела на фронтах гражданской войны, имели слабую общеобразовательную и техническую подготовку. Некоторым из них приходилось на первых порах посещать кружок по ликвидации неграмотности. Но жажда знаний была основой у всех. Любовь к избранной профессии являлась большим стимулом в учебе. Обучали учлетов опытные инструкторы — известные летчики А. А. Анисимов, М. М. Громов, Н. К. Анчутин, Л. А. Юнгмейсте А. Б. Юмашев, М. Т. Слепнев, М. А. Снегирев.

Среди инструкторов школы уже в те годы была одна из первых стране военных летчиц 3. П. Кокорина. После окончания педагогического училища она работала библиотекарем. Когда ее муж погиб в воздушной катастрофе, она решила продолжить его дело — летать. Зинаида Павловна добилась зачисления в Качинскую летную школу, которую окончила успешно и была направлена инструктором в Серпуховскую школу.

В 1923 году комиссия ЦК РКП (б) проверила организацию учебы и воспитания курсантов школы. На основании рекомендации комиссии в школе образовали три части — учебную, летную и техническую, и два учебных авиационных отряда: истребительный разведывательный. Прежний начальник К. Ф. Капустян был переведен на должность первого помощника начальника Борисоглебской авиашколы, вместо него был назначен В. И. Чекалов, Комиссаром стал С. Д. Окунев. Начальником учебной части был назначен преподаватель Е. Ю. Нахтигаль — автор первого в ВВС руководства расчету кольцевых прицелов и ряда учебных пособий по воздушной стрельбе. Летную часть, куда входили авиаотряды, возглавил летчик В. А. Захаров. Разведывательным отрядом командовал летчик И. И. Глебко. Был установлен единый учебный план для курсант истребительного и разведывательного профиля обучения. Ведущим стал цикл тактики и основ теории боевого применения авиации Значительно улучшилась также материальная помощь школе.

Сюда стали направлять только подготовленных пилотов. Они учились в Качинской, Егорьевской, Борисоглебской авиашколах. Учеба Серпухове была завершением подготовки военных летчиков.

«Окончив летную школу, — вспоминает генерал-лейтенант авиации А. Каравацкий, — всем выпуском поехали в Серпухов, в высшую шк стрельбы, бомбометания и воздушного боя, или, как ее называли кратко — «Стрельбом». Школа размещалась на окраине города. Аэродром раскинулся на обширном лугу, вблизи Оки. Ангары находились возле рощи. Нас устроили в двухэтажном здании, вместе со штабом. Всю программы проходили на самолете Р-1.

Отработка бомбометания выполнялась с помощью специального зеркала. Называлось оно зеркалом Никольского. Практических бок то время не было. На определенном удалении от цели, на вираже, летчики просто имитировали сброс бомб. Момент сброса фиксировался началом разворота на 180 градусов, поскольку радиосвязь на самолете по-прежнему отсутствовала…
Программа подготовки венчалась учебным воздушным боем, каждый из нас выполнил по четыре вылета на воздушный бой. На этом программа обучения в «Стрельбоме» была завершена».
Ветеран авиации вспомнил о зеркале Никольского не случайно. Оно запомнилось курсантам навсегда. В числе преподавателей школы был Н. Никольский — специалист по бомбометанию. Он написал учебное пособие по применению взрывчатых веществ в авиации. Ему также принадлежит изобретение зеркала для контроля прицеливания при бомбометании. Прибор оказался довольно простым в использовании и эффективным, широко использовался в обучении летчиков.
1 октября 1923 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 58 итогам проверки комиссии ЦК РКП(б). Было утверждено новое название школы: «Высшая военная авиационная школа воздушной стрельбы и бомбометания». Организация учебного процесса, творческие поиски преподавателей, практические результаты получили высокую оценку. Но рекомендации по дальнейшему совершенствованию учебы курсантов были вольно жесткими, по временным рамкам строгими.
Новое название «Высшая военная авиационная школа воздушной стрельбы и бомбометания» находчивые авиаторы заменили коротким и сочным: «Стрельбом». Оно прижилось не только среди жителей города, и за его пределами. И не только в Подмосковье и Москве. В разных краях России, где на аэродромах пересекались маршруты летчиков школы, в разговорах слово «Стрельбом» еще много лет было известным, звучало с пароль. Земляк, значит, свой, серпуховской.
После открытия «Стрельбома» стало ясно: Серпухов навсегда превращается в авиационный город, авиация становится частью его жизни, мальчишки ждали, когда начнутся полеты, чтобы неотрывно смотреть в небо на летающие аэропланы. К Дню авиации в фойе городского театра для общего обозрения устанавливался самолет Р-1. На стадионе любители футбола восторженно поддерживали своих игроков двух команд — «Сокол» «Авиашкола». По вечерам в парках и скверах прогуливались летчики в летной форме с «курицей» на рукаве, — так шутливо называли эмблему: крылышки, торчащие в разные стороны.
Интерес серпуховичей к различным событиям в авиации стал всеобщим, авиашкола и город дружили. Тесное сотрудничество с городскими предпринимателями, школами осуществляла комиссия связи. Курсанты бывали на заводах и фабриках, выступали перед рабочими. Жители посещали аэродром, знакомились с техникой, совершали полеты над родным городом. Такова жизнь на берегу пятого океана: небо объединяло и людей летающих, и людей, остающихся на земле. Эта истина особенно ярко подтвердилась в 1923 году, когда серпуховичи стали причастными к всенародному авиационному почину.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>