Самолет "Максим Горький"

Самолет «Максим Горький», «Наш ответ Чемберлену»

Первые меры советской власти по созданию военно-воздушного флота вызвали резкую реакцию в некоторых европейских странах. В 1921 году в английском журнале «Аэроплан» редактор Эдуар своей статье выдвинул такую идею: Советской России надо продавать британские самолеты.

Такое невероятное для того времени предположение автор обосновал следующим образом: «Хотя имеется, бесспорно некоторое число русских, которые могут сделаться превосходи летчиками, но большинство из них совершенно неспособно содержать машину в исправности.

Поэтому нам кажется, что, чем больше мы снабжать Россию аэропланами, тем больше их будет разваливаться в воздухе вследствие скверного ухода за ними. Этим мы будем способствовать уничтожению некоторого числа русских, что пойдет на пользу цивилизованной Европе».

Столь странное толкование того, «что пойдет на пользу цивилизованной Европе», два года бродило в умах политиков и министров. Но повода для конкретного выпада против России, которая якобы стала опасной из-за своего быстрого и мощного развития, не находилось.

8 мая 1923 года, после ареста в СССР английской шпионки Гардинг настал момент нанести удар, чтобы пресечь стремление России к независимости. Министр иностранных дел Англии лорд Керзон-оф-Кедпьстон, ярый враг российской державы, направил нашей стране ноту. Этот позорный для английской дипломатии документ вошел в историю как «Ультиматум Керзона», в котором была выражена цель: духовно сломить новую республику, под угрозой войны, навязать ей свою волю, диктовать свои притязания. Все претензии сводились к одному требованию: принять все условия в течение десяти дней, принести извинения английскому правительству, — в случае отказа угрожая разрывом отношений.

Самолет "Наш ответ Чемберлену"

Провокационный характер меморандума Керзона был peрешительно отвергнут Правительством России. В ответной ноте 11 мая 1923 года Народный комиссариат иностранных дел заявил, что «путь ультиматумов и угроз не есть путь улаживания частных и второстепенных недоразумений между государствами; во всяком случае установление правильных отношений с советскими республиками на этом пути недостижимо.

В Лондоне не ожидали такого отпора. Лорд Керзон не предполагал, что войдет в историю таким образом: получит от советских людей «именной» ультиматум. Призыв «Укрепим наш воздушный флот создадим эскадрилью «Ультиматум» был одобрен по всей стране. Начался сбор пожертвований для развития авиации.

0_a435e_e0a8e8b4_orig

Это патриотическое движение серпуховичи поддержали активно. 10 октября 1923 года «Труд» сообщала:
«7 октября серпуховские рабочие торжественно передали в отряд «Ультиматум» построенный на средства отчисления самолет «Серпуховский рабочий». Торжество, на котором присутствовали рабочие и делегаты от всех фабрик и представители местных профсоюзов, происходило на аэродроме местной авиашколы».

Вскоре, 11 ноября 1923 года на центральном аэродроме в Москве состоялась торжественная передача Красному воздушному флоту самолетов, составивших эскадрилью «Ультиматум». 9 боевых машин имели собственное название. Среди них был также самолет «Серпуховский рабочий».

Однако «керзоновская» история повторилась. 23 февраля 1927 года британский министр иностранных дел лорд Чемберлен направил ноту Советскому правительству с угрозой прекратить торговые и дипломатические отношения. Провокационный характер ноты-предупреждения вызвал новую волну возмущения в стране. Серпуховичи не изменили своего отношения к выпадам керзона-чемберлена. Горожане, как истинные патриоты России, считали себя причастными к созданию воздушного флота. Они собрали средства и построили самолеты «Наш ответ Чемберлену» и «Текстильщица». Эти машины были переданы также эскадрилье «Ультиматум».

В те годы, когда все начиналось впервые, увлечение авиацией стало массовым. Романтика неба была столь сильна, что авиационной теме посвящались плакаты и открытки, почтовые марки и книги. Эти английские ультиматумы послужили основой для «авиационных мотивов» в романе «Золотой теленок» И. Ильфа и Е. Петрова. Когда герои на автотелеге въехали в деревню, их встретили лозунгом: «Не боимся буржуазного звона, ответим на ультиматум Керзона». Авторы чутко уловили настроение людей: они верили в будущее отечественной авиации, оказывали ей всемерную поддержку. Так невероятно-чудовищная идея мистера Грея — через поставки английских аэропланов развалить советскую авиацию — потерпела крах. Наш воздушный флот набирал силу.

Однако английский скептик долгие годы не унимался в своих предположениях, измышлениях и прогнозах о бесперспективности развития авиации Советской республики. Через десять лет был построен самолет-гигант «Максим Горький», который поднял в небо 17 июня 1934 года летчик-испытатель, инструктор «Стрельбома», М. М. Громов. Рассказывая об этом событии в книге «Профиль крыла», автор Д. Гай приводит такой факт:

Самолет "Максим Горький"

«Несколько раньше, в мае, Туполев собрал у себя руководителей бригад, создавших самолет. Кроме В. М. Петлякова в кабинет Андрея Николаевича пришли А. А. Архангельский, Б. М. Кондорский. В. Н. Беляев, Б. А. Саукке, Е. И. Погосский, А. А. Енгибарян, Н. С. Некрасов.
— Полюбуйтесь, что пишут о нас англичане, — сказал главный и протянул коллегам номер авиационного журнала «Feroplane».

Статья редактора Эдуарда Грея, переведенная на русский, отражала скептическое отношение к возможностям постройки такого самолета «Максим Горький», неверие в силы советских специалистов.

Имя редактора было знакомо Петлякову. Именно он, консерватор Грей, в былые времена на призывал со страниц своего журнала совершить воздушное нападение на Ленинград с бомбардировкой города. Теперь он писал: «Все, что мы можем сделать, это возблагодарить Бога за то, что русское воображение легко превосходит русские или чьи-либо возможности осуществления.

— Пусть теперь локти кусает господин Грей, — заметил Туполев. — что невозможно у них, становится реально достижимым у нас.

— Некоторые иностранцы думают иначе, — вступил в разговор Петляков. — Я на днях показывал «Максима Горького» Фоккеру, так засыпал вопросами, был просто сражен увиденным.

22-2

«Фоккер — величина, конструктор с именем, — сказал Андрей Николаевич. — Знаете, что записал он в книге посетителей ЦАГИ? Сейчас найду. — И он покопался в бумагах на столе, поднес к близоруким глазам листок: — «С таким оборудованием, при такой организации, с такими талантливыми людьми и при наличии советской целеустремленности вы можете построить самый мощный воздушный флот в мире. Искренне восхищенный А. Фоккер».

Конструктор А. Фоккер тогда был объективен и прав в своих оценках и выводах. И хотя в Серпухове среди иностранных самолетов появлялись и его машины, которые покупали в разных странах, время работало на Красный воздушный флот. Фактор «советской целеустремленности», который отмечал немецкий авиаконструктор, сыграл судьбоносную роль в создании отечественной авиации.

Мистер Грей не имел «русского воображения». Вечный скептик не мог даже представить себе, что в России создадут такой самолет. В нем все было российского производства: от восьми моторов до автопилота. Характеристика бортового оборудования производила потрясающее впечатление и на авиаторов, и на всех, кто интересовался развитием отечественной авиации. Что ж это был за самолет?

Размах крыльев — 63 метра, взлетный вес — 4200 килограммов. Восемь двигателей водяного охлаждения мощностью по 900 лошади сил каждый. Экипаж — 8 человек, пассажиров — 72.

В основном перечне оборудования самолета-гиганта отмечено:

«Фюзеляж длиной 32,5, шириной 3,5 и высотой 2,5 метра был разделен на пять стыкующихся между собой частей. В первой — салон и кабина штурмана, во второй — кабина летчиков, радиста, пассажирская, в третьей — центральная телефонная станция, секретариат, туалет, в четвертой — буфет, склад киноустановок, фотолаборатории, радиооборудование, пятый отсек оставался пустым.

Длинноволновая и коротковолновая радиостанции, специальный приемник для метеослужбы, АТС на шестнадцать номеров с вызовом абонента не звонком, а миганием сигнальной лампочки, пневмопочта, кинозал, фотолаборатория, типография, бортовая электростанция переменного тока (впервые в мировой практике в самолете использовался переменный ток), громкоговорящая установка «Голос с неба», удобные кресла, столы, места для отдыха днем и ночью, буфет, аптека, библиотека… Целый город в воздухе! И самое поразительное — создан был менее чем за год».

Создание такого самолета — факт истории. Мистер Грей получил ответ, как говорится, по заслугам. И это подтвердилось еще одним убедительным фактом. Американский король автомобилестроения решил не уступить русским и создать свой самолет-гигант. Построил, но… машина не взлетела. «Максим Горький» взлетел!

Самолет "Максим Горький"

Этот экскурс в историю не случаен. Наша авиация развивалась не и отрыве от народных дел страны, не без участия энтузиастов авиации. 8 марта 1923 года было образовано Общество друзей воздушного флота, начал выходить журнал «Самолет».

Вскоре оно объединяло свыше двух миллионов человек. Когда широко развернулось патриотическое движение по сбору средств на развитие авиации, члены общества активно поддержали эту инициативу. Они выпускали значки и жетоны, открытки и плакаты на авиационные темы, пропагандировали достижения известных летчиков, участвовали в строительстве новых аэродромов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>