Российская империя, революция и авиация

В 1917 году, в период революционных событий, когда рухнула Российская империя, на серпуховском аэродроме наступило затишье. Полеты проводились редко. Летное поле напоминало склад авиатехники. С годами здесь скопилось большое количество машин разных типов, в основном иностранного производства, — около 300 единиц.

По-разному сложились судьбы авиаторов: некоторые не приняли революцию. Другие остались верны своему летному делу и не покидали свои самолеты.

На третий день после победы революции в Петрограде при Военнореволюционном комитете было образовано Бюро комиссаров авиации и воздухоплавания. На первом заседании Бюро приняло решение: «Приступить к формированию красногвардейских авиационных и воздухоплавательных частей из надежных и преданных делу революции товарищей, которые без отказа могли бы отправиться на фронт…»

В Петрограде появились листовки такого содержания:

«Воздухоплаватели — все в ряды Кр. Армии! Организуется 1-й Красный Воздухоплавательный отряд Рабоче-Крестьянской Армии.

Ньюпорт (штабс-капитан Крутень)

Ньюпор

Желающих поступить в таковой, воздухоплавателей и специалистов по всем отраслям воздухоплавания, как состоящих на военной службе, так и уволенных, просим немедленно записаться.

Запись производится в комитете запасного Воздухоплавательного батальона ежедневно с 9 час. утра до 5 час. вечера.

(Петроград, Волково поле, Воздухоплавательный парк)».

Подобные листовки-обращения в Серпухове появились почти одновременно. Ведь рядом — Москва. Серпуховские авиаторы тесно общались с московскими, вчерашние вести по-московски сегодня становились новостями по-серпуховски. Военные летчики и воздухоплаватели авиаотряда царской армии делали свой выбор, который был труден, но неизбежен. Время показало, что большинство местных авиаторов стали на сторону советской власти. Так было и в других отрядах царской армии.

Свидетельством тому — факты истории. Известен такой случай: авиаотряд в полном составе из 10 летчиков, во главе с командиром М. А. Волковойновым перешел на сторону советской власти. Сам командир потом стал известным авиатором в Красном воздушном флоте. За короткий срок было создано шесть авиаотрядов, которые были направлены на разные фронты гражданской войны. Всего в авиации тогда было 80 процентов летного и технического состава — специалистов старой армии. В самолетном парке машин, которые были в боевой готовности в годы Гражданской войны, имелось 300-350 самолетов. Это были в основном иностранные машины, преимущественно — «ньюпоры».

Красный флот формировался в сложное время. Трудно было выбрать наиболее эффективную форму управления, и поиск оптимального варианта шел постоянно. Бюро комиссаров авиации и воздухоплавания просуществовало несколько месяцев. В начале декабря 1917 года при Народном комиссариате по военным и морским делам была создана Всероссийская коллегия по управлению Воздушным флотом. Ее первоочередная задача — навести порядок в авиационном хозяйстве. Тогда это означало: взять под контроль материально-техническую базу: самолеты, аэродромы, заводы, оценить состояние летных кадров.

К концу 1918 года в авиации Красной армии было 269 летчиков, 59 летчиков — наблюдателей.

Прошло полгода, и приказом Народного комиссариата по военным делам № 385 от 24 мая 1918 года было создано Главное управление Рабоче-Крестьянского Красного воздушного флота. Централизованное руководство позволило оперативно решить неотложные задачи, стоящие перед авиацией на фронте. Главное — обеспечить авиаотряды обученными кадрами. Не хватало летчиков, наблюдателей, мотористов и механиков. Этих специалистов начали срочно готовить в Гатчинской и Качинской авиашколах. Бывший Серпуховский центр воздухоплавания царской армии стал школой красвоенлетов. В числе первых ее инструкторов — летчик А. М. Габер-Влынский, который встретил 1917-й год в когорте известных в России летчиков, считался мастером высшего пилотажа.

1 мая 1918 года в Москве состоялся первый военный парад на Ходынском поле. На это торжество прибыл В. И. Ленин. После того, как прошли воинские части, Ленин поднялся в Дуксовскую беседку и с балкона наблюдал за полетами. В числе тех, кто демонстрировал высший пилотаж, был Адам Мечиславович Габер-Влынский. Он, поляк, вначале был известен как спортсмен-велогонщик, часто выступал на соревнованиях вместе с авиаторами-велосипедистами С. Уточкиным, А. Докучавым. Но потом уехал на учебу в школы французских авиаконструкторов Фармана и Блерио и вернулся в Россию в 1910 году, был принят на должность старшего летчика-сдатчика завода «Дуке». В те годы Габер-Влынский часто выступал с показательными полетами, участвовал в состязаниях во время проведения всероссийских авиационных недель, установил несколько мировых авиационных рекордов. В 1913 году после зимних полетов на лыжах его признали лучшим. Он получил Золотой кубок из рук великого князя Александра Михайловича.

В 1914 году известный летчик вновь оказался во Франции. По приглашению главы авиастроительной фирмы Леона Морана он учится делать «мертвые петли, летать вниз головой». Его мастерство французские коллеги оценили очень высоко: прозвали его «русским дьяволом» и избрали членом престижного общества пионеров авиации «Старые волки». Вернувшись в Россию, он вторым после Нестерова выполнил «мертвую петлю», сделав ее однажды 14 раз подряд. Оставаясь подданным Австро-Венгрии, он мог участвовать в боевых действиях в период Первой мировой войны и продолжал сдавать заводские самолеты и обучать летчиков. Мастера высшего пилотажа Габер-Влынского хорошо знали на аэродромах в Москве на Ходынке и в Серпухове у стен Владычного монастыря. Он стал членом Московского комитета по авиации, потом был помощником командующего Московского военного округа по авиации. В конце 1918 года Габер-Влынский уехал на родину, работал в городе Люблин заводским летчиком-испытателем. 21 июня 1921 года, испытывая первый экземпляр итальянского самолета «Балилла», летчик разбился.

Сопвич

Сопвич

Таким был один из инструкторов серпуховских красвоенлетов. Они, ученики, делая первые шаги в небо, восхищались умением учителя выполнять такие фигуры пилотажа как скольжения на крыло, мертвые петли, виражи с вертикальным креном, скольжения на хвост, которые сейчас называют колоколом. Его ученики, преданные небу, всю жизнь сохраняли легенды и были о его полетах, о его искусстве в небе. Вспоминая о нем, Герой Советского Союза А. В. Ляпидевский писал: «Старых летчиков… все равно ничем не удивишь. Габер-Влынским в их глазах не станешь».

Летчик Габер-Влынский на первом воздушном параде участвовал вместе с пилотами Б. И. Россинским, И. У. Павловым и другими. Они составляли элиту российских летчиков — истинных патриотов своего Отечества, добровольно избравших службу в Красной армии. Именно этот принцип добровольности комплектования позволил солдатам и офицерам старой армии сделать свой выбор сознательно. Большинство из них, прежде всего военные летчики-офицеры, приняли советскую власть и решили продолжать летную службу. Они реорганизовывали авиашколы старой армии, возглавляли авиаотряды на фронтах Гражданской войны, в послевоенное время создавали новый воздушный флот.

Когда началась Гражданская война, Серпухов вновь, как в прежние времена для Московского княжества, становится военным, прифронтовым городом. О том времени в своих воспоминаниях авиатор-серпухович А. И. Орлов писал:

«В 1918 году в Серпухове размещался Главный полевой штаб Реввоенсовета Республики. Здесь И. И. Вацетис, С. С. Каменев, М. Д. Бонч-Бруевич, другие видные военачальники разрабатывали операции по разгрому Колчака, Юденича, Деникина. Сюда неоднократно приезжал Ф. Э. Дзержинский. В Серпухове бывали Я. М. Свердлов, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов. А 31 августа 1919 года в наш город прибыл агитпоезд «Октябрьская революция» с Председателем ВЦИК М. И. Калининым. И мы, мальчишки, пришли на многолюдную площадь, чтобы послушать выступление Михаила Ивановича. Разве мог предположить я, что спустя много лет вновь встречусь с Михаилом Ивановичем, на этот раз уже в Кремле?..»

Пройдут годы, имя Орлова как летчика-героя узнает вся страна.

А в те годы он, мальчишка, был свидетелем, как продолжалась история родного Серпухова — авиационного города. 22 сентября 1918 года при штабе Главкома было создано Полевое управление Красного воздушного флота. Этот орган управления, получивший сокращенное название «Авиадарм» — авиация действующей армии, руководил боевой деятельностью авиационных и воздухоплавательных частей. Возглавил «Авиадарм» А. В. Сергеев.

Когда обстановка стала очень сложной, и войска Деникина подходили к Москве, штаб Южного фронта также переводится в Серпухов. Штаб разместился в здании больницы имени Семашко. Здесь принимались стратегические решения, отсюда шли распоряжения войскам, оправлялись на фронт боевые части. В небе не смолкал рокот моторов.

В авиашколе велась активная подготовка летных кадров. Красвоенлеты осваивали «Сопвич», «Вуазен», «Ньюпор», «Де-Хавилленд» и другие марки иностранных самолетов. После обучения все специалисты направлялись в авиаотряды, на фронт. Обучение в школе продолжалось до конца войны. И до конца войны был популярным среди них мотив песенки неизвестного автора: «Красвоенлет, пора тебе на взлет, — флот воздушный тебя ждет. Красвоенлет, родное небо тебя зовет, — пусть будет отважным твой полет!».

Вуазен

Вуазен

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>