Планеры — тихие самолеты

«Тихие самолеты» — так горожане Серпухова называли эти летающие машины — планеры. Безмоторные самолеты начали летать в серпуховском небе в двадцатые годы. Тогда, в 1926 году, в «Стрельбом» был назначен инструктором Владислав Константинович Грибовский. В свободное время, после стрельб и бомбометаний, он постоянно находился в школьных мастерских, — строил свои тихие самолеты. Будет много всяких опытных вариантов, будут многолетние поиски наиболее оптимальных образцов. Наступит время, когда его машины будут востребованы. Этого потребует само время, в котором жила страна.
«Планер самое яркое воплощение красоты в авиационной технике, — утверждал авиаконструктор О. К. Антонов. — Это чистая аэродинамика, чистые линии, гармоничное единство красоты и целесообразности… Мой первый планер был типа «рекордного парителя», но, конечно, никаких рекордов он не ставил, сделал еле-еле маленький прыжок».
Свидетель этого «прыжка» Герой Советского Союза и Герой Социалистического Труда, В. С. Гризодубова:
«Впервые я увидела Олега Константиновича в 1924 году в Коктебеле на 2-х Всесоюзных планерных испытаниях… Олег выглядел моложе своих восемнадцати лет, и никого не удивило, что его планер не показал высоких летных данных. Мальчик! Однако за оригинальность конструкции «Голубь» (так назывался планер) был отмечен дипломом техкома. Поразило другое. Оказалось, что Олег написал брошюру «Зачем нам нужен планер?» и сам ее проиллюстрировал оригинальными рисунками…»
Зачем нам нужен планер?.. Действительно, зачем, если уже есть машины-самолеты, и кажется небо уже покорено. Но мечта познать воздушную стихию, ощутить ее как полет, издавна, со времен Леонардо да Винчи, всегда, манила загадочной высотой, звала человека к действию. Планер — копия самолета. Планер летает по законам аэродинамики, которые должен умело применять пилот. И этот «Голубь» полетит тогда, когда ты все знаешь о своей молчаливой машине-птице. Эта тайна покорения воздушной стихии манила многих, кто занимался планеризмом. Летчик-испытатель К. К. Арцеулов рассказывал, что «авиацией он по-настоящему увлекся совсем мальчиком — в двенадцать или тринадцать лет. Он наблюдал за птицами, пытался постичь тайны их полета и самостоятельно построить аппарат для летания…»
Удивительно, но факт: подросток построил планер. Это было в 1904 году.

Планер
Прошло несколько десятилетий, и авиация стала обычным явлением технического прогресса XX века. Она стала военной, пассажирской, транспортной. И тогда повсеместно появилось увлечение планерами — безмоторными самолетами.
«Планер делает небольшой разбег по склону горы и легко отрывается от земли, — вспоминает Сергей Анохин, инструктор-испытатель планерной школы. — Восходящий поток поднимает его все выше и выше. Из пилотской кабины я вижу, как синяя черта горизонта будто отступает, открывая передо мной широкую панораму. Внизу, у моря, живописно раскинулся Коктебель с правильными рядами белых домиков Высшей планерной школы Осоавиахима, дальше расстилается бурая, выжженная крымским солнцем северная долина, а справа — море, синее и безбрежное. Однако на эту красивую панораму я бросаю лишь мимолетный взгляд. Все мое внимание сосредоточено на пилотировании. Чтобы выполнить задание — не менее 15 минут парения и посадка точно у «Т» — я должен летать вдоль гребня горы, туда и обратно, не теряя высоты.
Парящий полет на прекрасном, послушном аппарате наполняет меня восторгом, и я чувствую себя почти властелином воздушной стихии.
С того памятного дня прошло более двадцати пяти лет. С планера я перешел на самолет, стал летчиком-испытателем. Теперь, пилотируя и тяжелые многодвигательные корабли, и сверхзвуковые истребители, я по-прежнему увлекаюсь планеризмом и всегда с благодарностью вспоминаю школу Осоавиахима, которая привила мне первые летные навыки, научила хладнокровию и мужеству. По себе знаю, что планеризм это лучшая подготовка для летчика…»
Первые планерные кружки в Серпухове появились после создания аэроклуба. «Комсомолка счетовод Зинаида Константиновна Седова окончила в 1937 году без отрыва от производства планерное дело и получила звание летчика-планериста первой ступени. Зинаида Константиновна является слушательницей летных курсов при Серпуховском аэроклубе, учится также без отрыва от производства…» Такая информация, опубликованная в газете ситценабивной фабрики 29 октября 1938 года, в те времена была нередкой. Освоив планер, юноши и девушки стремились сделать новый шаг в небо — стать летчиками.
В предвоенные годы интерес к освоению планерного дела был очень велик. Курсанты понимали, что путь от планера к самолету естествен, более эффективен. Практический опыт планериста — надежная основа искусства пилотирования самолета. Поэтому многие твердо делали свой выбор: вначале освоить «птичий» полет безмоторной машины, почувствовать небесную стихию. И неудивительно, что заявлений от желающих стать планеристами всегда было больше, чем на другие отделения.

Планер - тихий самолет
Прошло три года. Учебный процесс в аэроклубе был отлажен, выпуски курсантов происходили своевременно. Но мирная учеба была прервана: началась Великая Отечественная война. Планеры стали боевой техникой. Многие планеристы были направлены в военные авиационные училища, потом были летчиками — истребителями, штурмовиками, бомбардировщиками. Другие планеристы по-прежнему летали на разных планерах — больших и малых десантных кораблях, выполняли важные боевые задания.
«В героической летописи советской авиации времени Великой Отечественной войны, — писал исследователь истории авиации и космонавтики Я. Голованов, — есть одна, не то чтобы забытая, но все-таки меньше других известная страница. Страница о планеристах на войне. Казалось бы, что могли делать эти легкие и беззащитные аппараты в небе войны? А, оказывается, делали…
«Все предвоенные годы я занимался только одним делом — подготовкой кадров бурно развивающихся военно-воздушных сил, — рассказывал автору авиаконструктор П. В. Цыбин. — Перед самой войной учился в Академии имени Жуковского. Вот тогда мы с инженером Дмитрием Николаевичем Колесниковым получили от командующего ВВС Рычагова задание создать тяжелый планер для десантников. Одновременно были созданы еще несколько десантных планеров, в том числе планеры: «А-7» О. К. Антонова — на семь бойцов или 2000 кг груза, «Г-11» В. К. Грибовского на 11 бойцов или 1300 кг. А наш «КЦ-20» поднимал 20 бойцов или 2200 кг. Всю войну они неплохо работали. Вы спросите Сергея Анохина, за что он свой первый боевой орден получил?..
Накануне наступления под Сталинградом сильные морозы потребовали срочной переброски большого количества антифриза для танков. Это сделали тяжелые планеры. На Калининском фронте на планерах за линию фронта перебрасывались подразделения саперов-подрывников. При форсировании Днепра планеры доставили большой воздушный десант под Черкассы. Но более всего потрудились планеры, помогая партизанским отрядам. Иногда до 15 тяжелых планеров сразу отправлялись ночью за линию фронта на партизанские аэродромы. Обратно не возвращались — партизаны их сжигали. Но однажды надо было срочно вывезти на Большую землю двух тяжелораненых партизанских командиров. В самолет носилки не помещались. Тогда вызвали самолет-буксировщик, и летчик — впоследствии наш знаменитый ас — Сергей Николаевич Анохин, уложил раненых в планер, сумел взлететь с крошечного лесного аэродрома. За этот полет вместе с пилотом буксировщика Желютовым Анохин был награжден орденом Красного Знамени…
Интересно, что фашисты так ни одного планера и не подбили, ни один человек на них не погиб…»
Скупые строки этой хроники Великой Отечественной войны не отражают прямой связи с Серпуховым-планерным. Но планер «Г-11», как и все другие конструкции, Грибовский конструировал здесь, в Серпухове, когда работал инструктором «Стрельбома» и строил свои первые аппараты. Планер был надежным. Все полеты в далекий тыл с доставкой грузов партизанам, десантированием разведгрупп, были успешными.
«В Саратове была создана специальная военная планерная школа, где аэроклубовцы проходили ускоренный курс обучения. В те годы были приняты на вооружение десантные планеры «Г-11» (В. Грибовского), «А-7» (О. Антонова) и «КЦ-20» (Д. Колесникова и П. Цыбина). Молодых сем-надцати-восемнадцатилетних ребят учили летать опытные асы Сергей Анохин, Виктор Ильченко, Леонид Петрянов, Павел Савцов и другие. Саратовская планерная школа направила на фронт сотни прекрасно обученных планеристов, смелых и дерзких.
Интересна судьба преподавателей планерной школы. Виктор Михайлович Ильченко не расстался с планеризмом и после разгрома врага. С десантной машины он снова пересел на спортивный планер и добился немалых успехов…
Планеристы-десантники участвовали во многих боевых операциях. Они летали в осажденный Ленинград, перевозили пушки, минометы и боеприпасы на правый берег при форсировании Днепра, оказывали помощь танкистам под Сталинградом…»
Эта газетная публикация связана с послевоенным развитием планеризма в Серпухове. Здесь преподаватель планерной школы В. М. Ильченко пересел с десантной машины на спортивный планер.
«… Виктор Михайлович Ильченко, — говорится в историческом исследовании «Боевые аэросцепки», — заместитель начальника школы, непосредственно с курсантами занимался редко, но был примером для них как человек — всегда элегантно одетый, выдержанный, спокойный — и как летчик-виртуоз, один из первых пилотов нашей страны. Вся его жизнь в авиации, любовь к небу служили примером для молодежи.
Имя Виктора Михайловича Ильченко — одно из главных и в списке лучших военных летчиков страны. Еще в 1940 году он успешно освоил истребитель И-16, затем И-153 и МиГ-3. В Северной Буковине встретил первый час войны. После контузии и излечения в госпитале его направили в Саратов. Здесь он работал сначала летчиком-испытателем, затем стал заместителем начальника СВАПШ (Саратовской авиационной планерной школы).
Высокое звание «Учитель» Виктор Михайлович до сих пор сохранил в памяти сотен летчиков и ветеранов авиации нашей страны. Он поднимал в небо более 100 летательных аппаратов разных систем, владел и иностранной техникой. Так, например, он освоил трофейные немецкие самолеты и по приказанию штаба ПриВО вылетал в боевые авиадивизии, где молодым летчикам-истребителям демонстрировал полеты на Ю-87, знакомил с расположением огневых точек вражеского самолета и определял позиции и ракурсы, с которых можно атаковать и успешно сбивать немецких стервятников.
Имя Виктора Ильченко высоко стоит и в славном ряду летчи-ков-испытателей нашей страны. Он испытывал летательные аппараты авиаконструкторов О. Антонова, Г. Грошева, Е. Емельянова, В. Грибовского и других. По просьбе С. Королева принимал участие в облете его тяжелого планера СК-9. Лишь узкий круг лиц знал, что этому планеру суждено стать советским ракетопланом РН-318-1, прообразом реактивных самолетов и ракетных лабораторий для полетов в стратосферу…»
Послевоенное возрождение планеризма, как и все другие направления деятельности аэроклуба, шло с большими трудностями. Реорганизация аэроклуба внесла коррективы в работу всех отделений. Планерному звену была поставлена задача: готовить только спортсменов, — обучение планеристов другого профиля было исключено из программы. Несмотря на это серпуховские планеристы оставались на высоте. У них был опытный учитель — В. М. Ильченко, знаменитый планерист 30-х годов, заслуженный мастер спорта, неоднократный рекордсмен. Под руководством умелого наставника и мудрого воспитателя вначале была сформирована команда планеристов Московской области, затем — сборная планеристов РСФСР.
На опыте сильнейших спортсменов быстро растут молодые кадры. Это — мастера планерного спорта В. И. Чувиков, А. Н. Ларин, О. С. Суслов, Н. С. Фетисов, В. А. Лякин, П. П. Журавлев. Двое из них — В. И. Чувиков и О. С. Суслов стали членами сборной команды СССР, длительное время успешно выступали в нашей стране и за рубежом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>