Летчики. 22 июня 1941

22 июня 1941 года небо нашей Родины стало полем боя. Романтику мирных полетов сменили тяжелые боевые будни. Инструкторы и курсанты аэроклуба становились в строй воздушных бойцов.
В первые дни войны школа пилотов и аэроклуб были приведены в состояние полной боевой готовности. Свидетель того тревожного времени генерал-майор авиации А. Г. Вагин служил в Серпуховской авиашколе.
«Родился я под Москвой, рос и учился в Москве, — рассказывает ветеран авиации. — Работал и занимался в планерной секции аэроклуба. В ноябре-декабре 1939 года я окончил Борисоглебскую школу летчиков. Нас готовили спешно, поскольку шла карело-финская война, но как раз к выпуску война закончилась. Тех, кто показал наиболее высокие результаты, оставили инструкторами в школе. Мы должны были учить курсантов.
Потом под Москвой была открыта Серпуховская школа пилотов, и нас перевели в Московский военный округ с направлением в эту школу. Там мы и встретили войну. Так же, как и летчики боевых частей, стояли на дежурстве в системе ПВО Московского военного округа, то есть Москвы. Нас поднимали для перехвата, но на такой высоте самолеты, которые были в распоряжении школы, противника достать не могли. В 1941 году школу перебросили в Вязники.

Самолет ЛА-5
Кроме дежурства в системе ПВО с нас не снималась задача готовить курсантов. Подготовку давали очень серьезную, хотя и сократила сроки обучения до полугода. Но налетывали они много: 35-40 часов. Проходили и стрельбу, но не по конусу. По конусу они стреляли уже в запасных полках, где их уже конкретно готовили к воздушному бою Правда, в 1942 году стали стрелять по конусу и у нас. Тогда в школе по явилась группа: сын Микояна, сыновья членов военного совета. Их было человек восемь или девять. У них был отдельный инструктор. Вот с этого группы начали стрелять по конусу уже в школе.
В 1943 году в школе начали работать и с радиостанцией Радиостанции были только у командиров звеньев. У остальных в лучшем случае станции работали только на прием…
В школе я уже был командиром звена и командиром отряда…»
Так начиналась война для серпуховского летного гарнизона.
В июле 1941 года самолеты аэроклуба перебазируются под Коломну. Но после бомбежек полевого аэродрома в октябре авиатехника перегоняется в Петушки. Потом пошли перегоны в другие города.
В конце 1941 года в Свердловске учебные самолеты переоборудуются в легкие ночные бомбардировщики и отправляются на фронт.
Оставшаяся группа пилотов-добровольцев аэроклуба очень рвалась на фронт. Их было 18 человек, среди них — А. Бородачев, братья Никитины, К. Павлов, В. Гэрдеев, Н. Становой, В. Колосов и другие. Они написали коллективное письмо И. В. Сталину с просьбой направить на фронт. Летчиков наказали за такую несанкционированную инициативу, но ускорили направление в авиационные полки. Каждый летный день, когда курсанты собирались покинуть летное поле аэродрома, в воздух поднимался подполковник Белов, командир учебной эскадрильи. Начинался наглядный урок высшего пилотажа. Показывая свое летное мастерство, он как бы говорил всем: «Делай как я!». Аэроклубовцы старались подражать ему хорошим усвоением летной программы. Их ждал фронт…
В тот день, когда началась Великая Отечественная война, в числе инструкторов Серпуховской авиашколы школы был младший лейтенант Г. А. Баевский. После окончания обучения его и еще троих выпускников оставили в авиашколе инструкторами. И так вышло, что первые воспитанники Георгия Баевского начали самостоятельные полеты именно 21 июня 1941 года, — выдался погожий день, была летная погода. На следующий день большинство инструкторов подали рапорты с просьбами направить их в действующую армию. Всем было отказано. Был приказ: летчиков-инструкторов на фронт не отправлять. «Вскоре наша летная школа,
— вспоминал после войны Гэрой Советского Союза Г. А. Баевский, — перебазировалась в город Вязники. Интенсивность полетов резко возросла. Курсанты выполняли полеты на самолетах И-16, ас конца 1942 года стали готовить на новых истребителях Ла-5. Только в апреле 1943 года мне повезло — из Вязниковской школы были направлены на стажировку на фронт первые два летчика-инструктора, одним из них был я…»
После перелета авиашколы на серпуховских аэродромах затишья не было. Враг рвался к Москве. Серпухов стал прифронтовым городом. Особенно яростные непрерывные бои шли на рубеже: Дракино— Кременки — Павловка — Лукьяновский мост. Здесь несли дежурство летчики 178-го истребительного авиационного полка, который базировался на аэродроме в Липицах. В Дракино на основном аэродроме была 2-я гвардейская авиационная дивизия АДД, на полевом аэродроме — 1-й скоростной бомбардировочный авиационный полк. Его штаб первоначально находился в деревне Дракино, затем — в деревне Калиново.

Самолет ЛА-5 - 2
Все серпуховские аэродромы стали фронтовыми рубежами. На аэродромах вокруг Серпухова напряженная боевая обстановка была постоянной. Каждый из них служил базой для боевых частей, отдельных групп и экипажей ВВС.
«…566-й штурмовой авиационный полк, — говорится в хронике того времени, — базировался на полевом аэродроме вблизи Серпухова. В штаб прибыл заместитель командующего Военно-воздушными силами страны генерал Жигарев, кратко объяснивший обстановку: «Наши войска заняли Калугу, глубоко вклинились между Брянском и Вязьмой в направлении Смоленска. Воспользовавшись снегопадами, немцы на станции Полотняный завод, севернее Калуги, из железнодорожных эшелонов выгружают много военной техники, готовясь отрезать вклинившуюся конницу Белова, и ударом через Калугу, Тулу снова попытаться взять Москву… Как видите (он показал на карте) наши войска расположены совсем недалеко от этого места, но противодействовать немцам мы не можем. Артиллерия стоит без боеприпасов: вторые сутки под непрерывными бомбардировочными ударами немцы держат все наши пути подвоза на этом участке. Нужна пара штурмовиков,
— обратился генерал Жигарев к командиру полка майору Дачанидзе,
— которые в условиях этого снегопада смогли бы взлететь, достичь цели и, несмотря на плотный огонь защиты, поразить цель. Думаю, авиации противника в эту погоду в воздухе нет». Вскоре два штурмовика поднялись над домами деревни Липицы, ориентируясь на мост через Оку и высокую трубу кирпичного завода, взяли заданный курс. Боевой вылет прошел успешно, задание было выполнено, штурмовики вернулись на свою базу, на серпуховскую землю.
Свои родные аэродромы стали стартовыми в летной и военной судьбе многих серпуховичей-авиаторов. С началом Великой Отечественной войны они разлетелись по всем фронтам, по большим и малым аэродромам. И «стрельбомовцы», и курсанты аэроклуба были практически везде, они вместе воевали, встречались на фронтовых дорогах, летали крылом к крылу.
На боевых курсах воздушных боев авиаторы Серпуховской кузницы кадров проявили мужество и героизм, совершили подвиги, достойно выполнили свой воинский долг. Серпуховичи гордятся своими авиаторами. В их памяти навсегда — и образы земляков, Героев Советского Союза, и тех героев, кто связал свою жизнь после Победы с их городом, и всех воспитанников родного аэроклуба — павших и живых участников Великой Отечественной войны.

Самолет ЛА-5 - 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>