Красный воздушный флот. Стрельбом

В творческой «серпуховской» обстановке обучались и воспитывались авиационные кадры, которым предстояло укреплять воздушный щит страны. После окончания учебы выпускники «Стрельбома» разлетались по всей стране и, став командирами подразделений, стремились обучать подчиненных так же интересно и творчески, как учили знаменитые инструкторы. И закономерно, что помощник начальника школы по летной подготовке Б. Н. Кудрин, известный М. М. Громов, и все остальные инструкторы, которые работали в школе в 1922-1925 годах, стали потом летчиками-испытателями.
С марта 1925 года школа стала называться по-другому: «Серпуховская высшая военная авиационная школа воздушного боя». Такое более общее название объединяло оба понятия «стрельба» и «бомбометание» как составные части воздушного боя. Но неофициальное название прижилось навсегда. И через много лет ветераны-авиаторы называют свою школу так, как называли ее во время своей летной юности, — «Стрельбом!..»
Серпуховская школа была кузницей летных кадров для Красного воздушного флота. В авиационные полки направлялись подготовленные летчики — будущие командиры эскадрилий, командиры полков. Руководители школы Ф. А. Астахов, будущий маршал авиации, боевой летчик С. Я. Корф, летчик-испытатель К. X. Супрун, многие инструкторы стали известными военачальниками, авиаконструкторами, летчиками-испытателями. Свой творческий путь они определили здесь, в уникальном и родном «Стрельбоме».

Красный воздушный флот. Стрельбом
В школе постоянно испытывали первые образцы новых самолетов, проводили доработку машин после полетов. И когда начальник школы Ф. А. Астахов излагал полетное задание, он часто говорил подчиненным: «Нам нужно быть здесь не только инструкторами, но и конструкторами». Это говорилось в адрес всех работников школы. Каждый воспринимал такое неписаное указание, как обязательное к исполнению. Такой была серпуховская школа летного мастерства. Все ее воспитанники, покидая родной «Стрельбом», уносили с собой девиз инструктора А. С. Корзинщикова: «Настоящий летчик-испытатель должен свободно летать на всем, что только может летать, и с некоторым трудом на том, что, вообще говоря, летать не может».
Летом 1927 года в «Стрельбоме» наступили большие перемены. Неожиданными для командного состава и курсантов стали такие события. Часть летчиков была откомандирована в город Липецк, в летный учебный центр. Основной летный и технический состав, а так же самолеты были перебазированы в Оренбург. Время ставило перед школой новые задачи, расширялся контингент обучаемых. Поэтому аэродром в Серпухове и учебная база не во всем соответствовали обучению на новой технике и возросшим требованиям к подготовке летчиков. Имели значение и другие факторы. Место дислокации было выбрано не случайно. Расположение города в глубоком тылу, на границе Европы и Азии, было гарантией бесперебойной работы школы на случай войны. Второе важное обстоятельство — много солнечных дней в году позволяли эффективнее вести обучение курсантов. Потом в Оренбург перевели из Ленинграда Высшую военную школу летчиков-наблюдателей. Так появилось Оренбургское высшее военное авиационное училище летчиков.
На базе «Стрельбома» стала работать Серпуховская летная школа, которая решала различные задачи. В 1926-1930 годах здесь готовил!/ группы летчиков из Испании, Китая, Кореи, Турции и других стран. С 1932-го по 1938-й годы на сборы в летние лагеря выезжали слушатели Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского. На серпуховских аэродромах они совершенствовали свое мастерство Здесь находилась также 107-я Академическая бригада ВВС, летному делу обучались командующие общевойсковыми армиями.
Маршал авиации С. А. Красовский, слушатель оперативного факультета академии, в своих мемуарах отметил тот день, когда впервые услышал об учебе в Серпухове. Это произошло во время первой беседы начальника факультета со слушателями: «Во время этой беседы в аудиторию вошел начальник академии комкор А. И. Тодорский, автор известной книги «Год с винтовкой и плугом», о которой одобрительно отозвался Владимир Ильич Ленин. Я познакомился с Александром Ивановичем еще в 1922 году, когда он был командиром 2-го Кавказского стрелкового корпуса и заместителем Наркомвоенмора Азербайджана. Тодорский приветливо поздоровался с нами и рассказал, как будет организован учебный процесс.
— Больше половины всего учебного времени, — подчеркнул он, — отведено на оперативно-тактическую подготовку. Вы изучите также партийно-политическое, боевое и материально-техническое обеспечение действий авиации. Особое внимание уделено изучению методов ведения воздушной разведки.
Начальник академии сказал, что нам предстоит самостоятельно, без помощи преподавателей, осваивать теорию боевого применения авиации, разрабатывать материалы для классных занятий и летно-тактических учений. Затем предстоят поездки в войска и на флот с целью изучения других видов Вооруженных сил, двухмесячные лагерные сборы в Серпухове и участие в осенних общевойсковых маневрах. Заключительный этап учебы — обобщение накопленного опыта и составление разработки по оперативно-тактической подготовке. На современном языке — это дипломная работа».
Серпуховская школа ковала кадры воздушного флота непрерывно. Она была дорога и молодым летчикам, и «академикам». В летном деле все равны, законы неба для всех едины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>