Первые дни войны

Киевский особый военный округ имел самую мощную авиационную группировку, насчитывающую 1296 самолетов, в том числе 980 И-16 и И-153. Авиационные полки, в отличие от ЗапВО, были эшелонированы по глубине и неплохо замаскированы, поэтому немцы недооценили количество самолетов округа и выставили в противовес недостаточно сильную группировку. В результате потери ВВС РККА оказались несколько меньше, чем в Белоруссии. В первый день КОВО потерял в воздухе 97 и на земле 204 самолета (всего 301 машина).

87-й ИАП майора Сульдина, входивший в состав 16-й СмАД, базировался 60-ю км южнее Тернополя на аэродроме Бучач. Полк имел 60 И-16 и 4 МиГ-3 в боеспособном состоянии, еще 10 И-16 готовились для передачи в 36-ю ИАД. С 21 на 22 июня наиболее опытные пилоты полка до 3 часов отрабатывали ночные полеты. Не успели заснуть — тревога! Около 4-х утра завязались первые воздушные бои. В 4 ч 50 мин со стороны штаба 16-й СмАД на высоте нескольких десятков метров в лучах восходящего солнца показался самолет Ju-88. Сбросив серию бомб, «Юнкерс» уничтожил 7 из 10 И-16, предназначенных для 36-й ИАД, однако от возмездия не ушел: взлетевший под бомбами Василий Дмитриев догнал и сбил его. По другим данным его уничтожило звено ст.л-та Мельника, а В. Дмитриев позже — около 5 ч 30 мин утра — подбил другой «Юнкерc», который совершил вынужденную посадку западнее Тернополя. Около аэродрома 86-го СБАП в Теребовле совершил вынужденную посадку Do-217, атакованный комэском 87-го ИАП П.А.Михайлюком. Расстреляв боезапас, лётчик имитировал попытку тарана, и командир «Дорнье», молодая немецкая летчица, сочла за благо приземлиться и попала в плен. Под Тернополем сбил He-111 и комиссар эскадрильи 87-го ИАП ст.политрук Я.И.Мороз.

28-й ИАП майора Демидова, находившийся в составе 15-й СмАД, сбил за день 6 самолетов.

166-й ИАП 64-й СмАД потерял 4 машины, еще 10 были повреждены. О победах не сообщается.

ОдВО (Южный фронт)

Лето 1941 года. Фотография Одессы, сделанная румынским самолетом-разведчиком.

Лето 1941 года. Фотография Одессы, сделанная румынским самолетом-разведчиком.

ВВС Одесского военного округа показали себя лучше всего. Враг атаковал 11 аэродромов, но почти везде получил решительный отпор и понес потери. Наибольшего успеха достиг 67-й ИАП майора Рудакова. Это был лучший истребительный полк округа в предвоенный период, и первые бои подтвердили его репутацию. В 4.00 полк подняли по тревоге. Вскоре в направлении аэродрома Болгарийка появился разведчик. Лейтенант Ермак взлетел на перехват и двумя очередями сбил его. Некоторое время спустя над аэродромом появились 9 (по другим данным — 10) бомбардировщиков. Им навстречу поднялась группа л-та А. Мокляка на истребителях И-16. Ведомыми у него шли Ермак и Курочка. Перехватив бомбардировщики, группа рассеяла их. При этом ведущий сбил 1 самолет, хотя не исключено, что эта победа принадлежит всему звену. Еще 3 вражеских машины уничтожили другие пилоты.

Потерпев две неудачи подряд и убедившись, что Болгарийка — крепкий орешек, немецкое командование предприняло массированный налет, в котором участвовало около 50 бомбардировщиков и 30 истребителей. Бомбардировщики шли волнами с интервалами в 2-3 минуты. Каждую девятку прикрывала шестерка Bf.109. В бой с ними вступил весь полк. Разделившись на группы, наши пилоты атаковали одновременно бомбардировщики и их прикрытие. Строй противника сразу же нарушился. Было сбито 5 бомбардировщиков и 2 истребителя. В этом бою блестяще показал себя Александр Мокляк. Метким огнем он сбил два Не.111 (или SM.79), а третий таранил и при этом погиб. Все это происходило между 5 и 6 часами утра. Так на исходе второго часа войны А. Мокляк стал лидером среди советских пилотов по количеству побед. Всего за день 67-й ИАП уничтожил 16 самолётов противника (есть упоминания о 13 и 14 победах) в 117 боевых вылетах, потеряв 1 или 2 своих самолёта. Отличились летчики: Рагозин, Новицкий, Курочка, Ермак и другие.

Над Кишиневом сражались пилоты 69-го ИАП, где зам. комполка был один из известнейших советских асов в Испании Лев Шестаков. Полк входил в состав 21-й СмАД и базировался под Одессой. В первый день войны он потерь не понес, а майор Л. Шестаков и к-н Асташкин сбили 3 самолета: 2 Ju-88 были уничтожены над Кишиневом, a Do-215 Асташкин сбил на подступах к аэродрому, одержав свою вторую победу.

Моисей Степанович Токарев начал войну в 131-м ИАП. 22 июня, патрулируя во главе девятки И-16 под Тирасполем, он встретил группу из 20 Ju-88, прикрываемых 12 Bf-109. В воздушном бою наши истребители расстроили боевой порядок противника и подбили два бомбардировщика, а один был сбит старшим политруком М.С.Токаревым.

Общий итог дня на юге оказался плачевным для агрессора. Уничтожив в воздухе и на земле 23 советских самолета, враг потерял 40 своих, хотя эти цифры вряд ли точны: можно говорить о 50 сбитых вражеских машинах.

ЛенВО (Северный фронт)

Лейтенант Чирков из 158-го      ИАП ЛенВО инструктирует своих ведомых перед вылетом, июль 1941 года

Лейтенант Чирков из 158-го ИАП ЛенВО инструктирует своих ведомых перед вылетом, июль 1941 года

В ночь на 22 июня 1941 года. Военный совет Ленинградского военного округа получил телеграмму Наркома обороны СССР о приведении ВВС в боевую готовность. Гарнизоны были подняты по боевой тревоге, летчики-истребители приготовились отражать возможное нападение врага.

Новых истребителей в округе практически не было, летный состав примерно наполовину состоял из молодых летчиков, которые еще только отрабатывали технику пилотирования в простых метеоусловиях и полеты в составе звена. К счастью, в первый день войны аэродромы ЛенВО из-за удаленности от советско-германской границы атакованы не были. В бой истребительные полки вступили несколькими днями позже.

Некоторые подробности боевых дел 145-го ИАП, вооруженного «ишаками», приводятся в работе И. Г. Иноземцева:

«27 июня немецко-фашистская авиация пыталась нанести удар по другому нашему аэродрому в районе Мурманска. Для отражения налета поднялись самолеты И-16 145-го истребительного авиаполка. Недалеко от аэродрома советские летчики перехватили группу вражеских самолетов и атаковали их. Завязался упорный воздушный бой. Командир звена лейтенант И. Т. Мисяков, видя, что „Мессершмитт-110” заходит на цель для бомбежки, пошел на таран. Двухмоторный истребитель врага рухнул наземь. Но и советский летчик погиб. Ошеломленные фашисты стали поспешно разворачиваться. Преследуя их, наши летчики сбили еще один вражеский истребитель.

За свой подвиг лейтенант Иван Титович Мисяков посмертно был награжден орденом Ленина.

Строй лётчиков из 154-го ИАП          ЛенВО, входящего в ПВО Ленинграда.

Строй лётчиков из 154-го ИАП ЛенВО, входящего в ПВО Ленинграда.

Самоотверженно сражались <…> наши истребители. Летчик 145-го истребительного авиаполка старший лейтенант А. А. Прокофьев иногда в день делал до 12 боевых вылетов. 3 июля во время разведывательного полета над территорией противника осколком зенитного снаряда Прокофьева ранило в ногу. Превозмогая острую боль, он все же прилетел на аэродром и совершил посадку. 7 июля был ранен его однополчанин старший лейтенант Н. В. Пискарев. Но летчик отказался лечь в госпиталь, на следующий день сбил фашистский самолет, а 10 июля снова участвовал в воздушном бою.

Тройка самолетов И-16, пилотируемых старшими лейтенантами Н. В. Пискаревым, Н. И. Позднышевым и лейтенантом А. З. Небольсиным, вылетела на разведку в район Западной Лицы. Выполняя задание, летчики заметили колонну автоцистерн противника. Ведущий покачал крыльями — и звено устремилось в атаку. Небольсин разворачивался на второй заход, когда в его самолет попал зенитный снаряд. Машина загорелась, спасти ее было уже невозможно. И тогда герой-комсомолец направил свой истребитель в центр автоколонны. Раздался сильный взрыв, разметавший более пяти машин.

Пискарев и Позднышев решили отомстить фашистам за гибель боевого товарища. Они снова спикировали на колонну и длинными очередями стали бить по врагу из пулеметов. Пронесшись последний раз над местом гибели Алексея Небольсина, советские летчики повернули домой. Неожиданно в облаках мелькнул немецкий самолет-разведчик ФВ-189. И хотя горючее было на исходе, Пискарев и Позднышев преследовали врага, пока тот не свалился горящим на землю. На последних каплях бензина вернулись они на аэродром. Алексей Захарович Небольсин за свой подвиг был посмертно награжден орденом Ленина. Удостоились наград Н. В. Пискарев и Н. И. Позднышев.

Мужественно сражался с врагом командир эскадрильи 145-го истребительного авиаполка капитан Л. А. Гальченко. Опытному летчику, награжденному орденом Красного Знамени за участие в боях с белофиннами в 1939–1940 гг., часто поручали сложные задания по разведке вражеского тыла. 19 июля он с ведомым под сильным зенитным огнем сфотографировал вражеский аэродром. На перехват советских самолетов поднялись немецкие истребители. В районе озера Титовское шестерка „Мессершмиттов-109” атаковала пару И-16. Бой был неравный. Фашистам удалось сбить самолет ведомого. Затем они все навалились на самолет Гальченко. Капитан стал со снижением уходить на свою территорию. А за ним неотрывно гнались фашисты. Солнце светило в глаза летчику, мешало управлять самолетом и вести наблюдение. Гальченко решил воспользоваться этим. Перед самой сопкой он неожиданно взмыл вверх. Гитлеровский пилот, не ожидавший такого маневра, растерялся и, не успев отвернуть, врезался в гору. Остальные „Мессершмитты” продолжали преследование, но коммунист Леонид Акимович Гальченко ушел от них и доставил командованию ценные разведданные».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *