Японо-китайская война

Летчики из Советского Союза вступили в бои сразу же после приезда. 21 ноября 1937 г. в небе над Нанкином состоялся первый поединок советских и японских летчиков. Отражая налет на город, 7 И-16 группы Курдюмова перехватили 20 японских самолетов и без потерь одержали три победы (два А5М и один бомбардировщик). На следующий день, 22 ноября, открыла боевой счет группа Прокофьева, 6 И-16 в схватке с шестью А5М одержали одну победу без потерь.

При появлении в воздухе советских летчиков японцы стали нести большие потери, их превосходство в воздухе было поставлено под угрозу. Однако через некоторое время они «освоились», и уже наши лётчики, в основном не имеющие боевого опыта, стали действовать менее эффективно. Сказывалась и отсутствие в группе Курдюмова командира: заместитель командира эскадрильи Сизов в тяжелой обстановке не захотел брать на себя всю полноту ответственности, категорически отказывался от командования. В результате воздушные бои проходили вяло, неорганизованно. Летчики, не имея боевого опыта, действовали как кому вздумается. Тяготило летчиков и то, что им все время приходилось воевать с численно превосходящим противником. Одному советскому истребителю противостояло, как правило, пять — семь японских.

И-16 тип 5 советских добровольцев

И-16 тип 5 советских добровольцев 

Из-за невозможности как следует прикрыть аэродромы от внезапных налетов японской авиации Благовещенский организовал некий аналог советской службы ВНОС (воздушного наблюдения, оповещения и связи), в полном соответствии с «китайскими реалиями». Лётчики с утра до вечера находились с парашютами у своих самолётов, рядом с обслуживающими машины техниками и механиками. Самолёт командира обычно стоял рядом с командным пунктом, остальные самолёты располагали неподалеку в шахматном порядке. Сразу по получении сигнала о появлении противника на вышке взвивался синий флаг, означавший тревогу. Благовещенский взлетал обычно первым, за ним остальные. Группой в бою управляли только покачиванием крыльев. Сигналы предварительно чётко определялись на земле.

А. С. Благовещенскому принадлежала инициатива и в организации взаимодействия между «скоростными» И-16 и «манёвренными» И-15. По предложению одного из лётчиков он централизовал ведение стрельбы из пулеметов, приказав установить кнопочную гашетку на ручке, для облегчения снял на всех самолетах аккумуляторы и поставил на И-15 бронеспинки, спасшие жизнь многим летчикам.

В результате проведенных мероприятий соотношение потерь опять изменилось в пользу советских добровольцев.

Как уже упоминалось выше, в начальный период войны (1937 — 1939 гг.) советским и китайским истребителям противостоял в основном самолет Mitsubishi A5M с неубирающимся шасси. Его преимуществом перед И-16 была высокая горизонтальная манёвренность, недостатками — низкая скорость, плохая вертикальная манёвренность и слабое вооружение. Впрочем, опытность японских пилотов частично компенсировала эти недостатки, так что А5М можно считать противником вполне достойным. В Китае в это время воевали и армейские Nakajima Ki.27, во многом похожие на А5М, но с лучшими характеристиками. В воспоминаниях советских летчиков-истребителей они не фигурируют; возможно, что они просто не отличали их от А5М (либо просто не встречали). Лётчикам ВВС РККА впоследствии предстояло познакомиться с ними во время боев на Халхин-Голе. Совсем по-другому относились к Ки-27 экипажи СБ: с появлением этих истребителей в районе боевых операций советских бомбардировщиков потери последних возросли, так как И-97 (название истребителя «Накадзима» по советской классификации), в отличие от И-96 (А5М) и И-95 (Ки-10), мог с лёгкостью догонять советские скоростные бомбардировщики.

Таран Антона Губенко

На странице приводится пять описаний тарана А. Губенко, весьма существенно отличающихся друг от друга, несмотря на то, что три последних якобы составлены со слов самого лётчика.

Воздушные бои в небе над Китаем были примечательны тем, что обе стороны достаточно активно применяли таран. Самым известным, безусловно, является таран Антона Губенко, произведенный 31 мая 1938 года, и ставший первым советским тараном. Губенко на И-16 уничтожил истребитель А5М, а сам благополучно приземлился на своем аэродроме. Тем не менее, этот таран не являлся первым. Известны еще по крайней мере два тарана, совершенные китайскими летчиками на И-15 (18 февраля и 29 апреля 1938 года) Правда, в обоих случаях самолеты были потеряны; один лётчик спасся на парашюте, другой погиб. Еще раньше, 22 декабря 1937 года, японский лётчик Н. Оббаяси таранил И-16. Оба пилота погибли.

Истребители А5М4 12-й авиагруппы в полёте над Китаем, 1939 г.

Истребители А5М4 12-й авиагруппы в полёте над Китаем, 1939 год.

В Китае советские лётчики впервые вели ночные бои на И-16 (в Испании для монопланов Поликарпова это оказалось невозможным из-за отсутствия подходящих взлётно-посадочных полос, так что «ночники» там летали на И-15). Так, в одну из ночей командир эскадрильи А. И. Лысункин в паре с Е. Орловым взлетели на перехват японских бомбардировщиков, идущих на Хэньян. В 23.00 по сигналу тревоги лётчики выехали на аэродром. Подробности боя упоминаются в воспоминаниях военврача С. Белолипецкого:

«Аэродром, хорошо знакомый днём, в призрачном свете луны имел иной, почти неузнаваемый вид. У развалин комендантского помещения стояло несколько грузовых машин с установленными на площадках кузовов мощными юпитерами. Лысункин и Орлов, уже в полном снаряжении, с подвешенными парашютами, планшетами и ракетницами в руках, через переводчика договаривались с начальником аэродрома генералом Яном: „Взлёт при лунном свете. Юпитеры не нужны. Как только противник отбомбится, зенитки прекращают огонь, а прожекторы указывают направление полета противника. Запрос на посадку — белая ракета“.

Минуту спустя мы с полковым комиссаром Иваном Ивановичем Сулиным наблюдали, как в серебристой дымке лунного света две тупоносые „ласточки“, стремительно набирая скорость, одна за другой промчались мимо нас, взмыли вверх и потонули в ночном небе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *