Японо-китайская война

Довоенные поставки истребителей в Китай
Истребитель Количество Примечания
Curtiss Hawk III 102 Начало поставок в марте 1936 года
Curtiss Hawk II 50 Период поставки — март-сентябрь 1933 года
Fiat CR.32 36*
Boeing 281 10 Боевая эксплуатация прекращена в конце 1937 года
Breda Ba.27M 11 Боевая эксплуатация прекращена в начале 1938 года

* По данным других источников: доставлено 16; заказано 24, из них доставлено 9.

Первоначально китайцам удалось потрепать вражеские истребительные подразделения, однако с появлением в небе над Шанхаем А5М японцы захватили господство в воздухе. Число боеспособных истребителей начало катастрофически падать, встал вопрос о закупке за рубежом новых боевых машин. Попытки заключить торговые соглашения с западными державами натолкнулись на сильное политическое противодействие Японии. Европейцы, и на востоке верные своей «политике умиротворения», не хотели ссориться с набирающей силу империей.

В августе 1937 года была заказана партия из двадцати четырёх французских истребителей «Девуатин» D.510C, в боевых действиях они участвовали с лета 1938 года. В начале декабря 1937 года в Гонконг были доставлены тридцать шесть английских «Гладиаторов» Mk.I, однако под давлением Японии власти Великобритании отказались обеспечить техническую помощь для сборки самолётов, в результате их введение в строй весьма затянулось. В любом случае, всё это было подобно капле в море.

Помощи было ждать неоткуда. Поэтому главе правительства Китая, лидеру Гоминьдана Чан Кайши, ничего не осталось, как обратиться за помощью к Советскому Союзу. Правительство СССР было заинтересовано в удержании японцев как можно дальше от рубежей своей страны, поэтому переговоры пошли быстро и без проволочек. 21 августа 1937 года между СССР и Китаем был заключен договор о ненападении. В сентябре в Москву прибыла китайская военная делегация, которой на Щёлковском аэродроме был продемонстрированы образцы советского вооружения, в том числе один учебно-тренировочный самолёт УТИ-4. Уже с октября 1937 года, до подписания официального соглашения, Советский Союз начал передавать Китаю вооружение, в том числе и самолёты. Одновременно с отправкой самолётов по просьбе Чан Кайши Советский Союз начал отправку летчиков-добровольцев. В 1937 году на помощь была послана одна эскадрилья И-16 (тридцать один самолёт и сто один человек летного и технического персонала). К концу ноября, однако, пришло только двадцать три самолёта.

Первые поставки техники в кредит (то есть официальные) начались с 1 марта 1938 года. К 10 июня по первому контракту было доставлено, помимо всего остального, 94 И-16 (тип 5 и тип 10), а также 8 УТИ-4. В первых же боях выявилась недостаточная огневая мощь двух крыльевых пулеметов ШКАС на И-16 тип 5, поэтому весной 1938 года вместе с И-16 тип 10 в Китай стали поступать дополнительные пулеметы для перевооружения И-16 тип 5. С 5 июля 1938 года по 1 сентября 1939-го было передано еще 20 И-16 тип 10 (с двумя комплектами запчастей) и 10 пушечных И-16 тип 17 (с одним комплектом запчастей). Поставки «ишаков» продолжались и далее, возможно, вплоть до 1941 года. Известно, что кроме перечисленных типов «ишаков» Китаю передавались И-16 тип 18, и, вероятно, тип 6.

Помощь идёт

Отбор лётчиков для участия в японо-китайской войне производился очень тщательно. Добровольцев в октябре 1937 г. собрали в Москве, где они были ознакомлены с характеристиками японского истребителя Ki.10. К 21 октября 1937 года для отправки в Китай были подготовлены 447 человек, включая наземный персонал. Переодетые в гражданскую одежду, они отправились поездом в Алма-Ату, где на аэродроме их ждали истребители И-16.

По прибытии в Алма-Ату выяснилось, что вся группа летала только на И-15, а на местном аэродроме их ждали более тридцати уже собранных, но еще необлетанных И-16. В результате Г.Н. Захарову пришлось в течение двух-трех недель в ожидании новой группы летчиков заниматься облетом всей партии И-16. Ее отправили только в конце ноября. Личный состав эскадрильи истребителей И-15 (99 человек, из них 39 летчиков) во главе с капитаном А.С. Благовещенским тремя группами отправили в Китай в ноябре, декабре 1937 года и январе 1938 года.

Первые партии И-15 и И-16, по аналогии с бомбардировщиками, перегоняли по «южной трассе» Алма-Ата — Ланьчжоу (провинция Ганьсу). Воздушная трасса протяженностью около 2400 км состояла из цепочки баз с аэродромами: Алма-Ата — Кульджа — Шихо — Урумчи — Гучэи — Хами — Шиншинся — Аньси — Сучжоу — Ляньчжоу — Ланьчжоу. Основные базы находилась в Алма-Ате, Хами и Ланьчжоу. Каждую базу трассы возглавлял советский начальник, в подчинении которого находилось необходимое количество специалистов, а также минимум технических средств для обслуживания перегоняемых самолетов.

Плохо подходившие для скоростных бомбардировщиков небольшие по размерам необорудованные высокогорные площадки «южной трассы» для истребителей были просто опасными, особенно для И-16 с их высокой посадочной скоростью. К тому же машины были перетяжелены. Как писал Г.Захаров, «помимо полной загрузки горючим и боеприпасами мы должны были тащить с собой все, что могло нам понадобиться в аварийных условиях, — крюки, тросы, палатки, инструмент, даже некоторые запчасти. Словом, каждый истребитель превратился в грузовик».

Свою лепту вносила и зимняя погода. Во время ночевки группы Г.Захарова в Гучене за ночь площадку и самолеты так занесло снегом, что наутро пришлось ломать голову над тем как взлететь. Расчищать взлетную полосу было нечем — места дикие, малолюдные. «Я тогда выпустил два истребителя на рулежку, и в течение двух с половиной — трёх часов они, руля след в след, накатывали колею. Взлетать с колеи рискованно — это же не по лыжне с рюкзаком за спиной идти. Метр в сторону при разбеге — и авария… Но другого выхода не было…» Одна из групп И-16 просидела около месяца в Гучене и встретила там в глинобитной мазанке Новый 1938-й год . Когда снежная буря утихла, по словам техника В.Д.Землянского, «оказалось, что истребители только угадывались под сугробами». Для расчистки аэродрома мобилизовали немногочисленное местное население — китайцев, уйгуров, дунган. Они пробили в снежных завалах рулежные дорожки и ВПП. В это же время группа бомбардировщиков Ф.П.Полынина на другом аэродроме в течение двух недель укрывалась от песчаной бури.

В своих мемуарах штурман П.Т.Собин подробно описал, как с сентября 1937 года по июнь 1938 года он с летчиками А.А.Скворцовым или А.Шороховым на СБ неоднократно лидировал группы по 10 — 12 истребителей. Для перегонки Г. В.Захаров самой первой группы истребителей И-16 штурманом к А.Шорохову назначили Н.Н. Ищенко с ТБ-3, уже знакомого с трассой перелета. Перегонка И-16 и И-15 обычно происходила по следующему сценарию: первым взлетал лидер, на кругу собирая поодиночке взлетавшие истребители. По маршруту они шли звеньями или парами, при этом экипаж лидера внимательно наблюдал за ведомыми: не отстал ли кто-нибудь. На подходе к аэродрому лидер распускал строй, истребители становились в круг и садились по очереди. Промежуточные аэродромы, в основном, находились на пределе дальности полета истребителей, поэтому сбор группы после взлета производили очень быстро, а садились обычно с ходу, иначе могло не хватить горючего. Лидер шел на посадку последним. Затем его командир делал разбор полета и давал указание летчикам на следующий этап маршрута. По словам Собина, у него за все время перегонки произошел только один случай потери самолета на маршруте. Из-за неисправности мотора И-16 произвел вынужденную посадку в районе Мулэя (70 км восточнее Гучэна). Летчик при посадке получил травму головы, аварийный самолет оставили на месте до прибытия ремонтной бригады.

Довольно часто на промежуточных аэродромах самолеты при посадке «капотировали». Летчики при этом, как правило, отделывались легкими ушибами, но на самолетах оказывались погнуты винты, повреждены капоты моторов и хвостовое оперение. Эти самолеты быстро восстанавливали. Самое тяжелое происшествие произошло во время перегонки уже первой группы. 28 октября при посадке на аэродроме в Сучжоу, расположенном в среднегорье, командир группы десяти И-16 В.М.Курдюмов не учел меньшей плотности воздуха и повышенной посадочной скорости: самолет выкатился за пределы полосы, перевернулся и сгорел, летчик погиб.

С 31 октября 1937 года южной трассой стал командовать комбриг П.И.Пумпур. Узнав о летных происшествиях в группе Курдюмова, он отменил уже назначенные сроки вылета второй группы И-16, куда вошли, главным образом, дальневосточники: истребители из 9-й и 32-й отдельных эскадрилий. Пумпур начал усиленно тренировать летчиков в полетах на предельных высотах с посадкой в труднодоступных местах в сопках, на ограниченных площадках. Проявившего лихость лётчика Корестелёва, скапотировавшего на крохотной площадке в горах, отстранил от полетов и чуть было не отправил обратно в часть, но друзья отстояли. К тому же группа выделялась своей подготовкой. Эта группа на 9 И-16 вылетела из Алма-Аты в начале декабря 1937 года, их лидировал сам комбриг П.И.Пумпур. До Ланьчжоу группа долетела без особых происшествий, там И-16 передали китайцам, затем на транспортнике вернулись в Алма-Ату за новой партией машин. Как вспоминал доброволец Д.А.Кудымов, после второго удачного «рейса» Пумпур собирался эту группу оставить в качестве перегонщиков, но затем, сжалившись, все-таки отпустил «на войну».

Неоправданные потери и задержки по метеоусловиям при перегонке привели к тому, что вскоре «воздушный мост» сократили, истребители в разобранном виде на автомашинах стали доставлять до Хами (провинция Синьцзян). Для этого пришлось направить в этот район тысячи советских строителей, они в тяжелейших условиях в кратчайшие сроки проложили сквозь горы и пустыни между основными пунктами трассы автомобильную дорогу. Первые грузы пошли по «дороге жизни» в апреле 1938 года, в конце месяца автомобильная колонна добралась до Хами.

Автомобильная трасса, по которой поставлялись грузы китайцам, имела длину 2925 км. Ее маршрут: Сары-Озек (советская территория) — Урумчи — Хами — Аньси — Сучжоу — Ляньчжоу — Ланьчжоу. Руководством занимался штаб в Алма-Ате. Транспортировка фюзеляжей самолетов осуществлялась на грузовиках ЗиС-6, плоскости, хвостовое оперение, винты и запасные части возили на ЗиС-5. Автокараваны, возившие самолеты, насчитывали обычно 50 машин, движение их было ограничено светлым временем суток. Части истребителей везли в Хами, что составляло 1590 км и требовало около одиннадцати суток езды. В Хами истребители собирались советскими специалистами, после чего самолёты по воздуху перегонялись в Ланьчжоу. Общее время пути составляло 18-20 суток.

В боях

Испытания трофейного А5М2 в НИИ ВВС

В НИИ ВВС японский трофейный истребитель А5М2 тип 96 привезли 28 октября 1938 г. после серьезной аварии. Машину для испытаний восстанавливали силами специалистов института. Мотор собрали из деталей трех аварийных двигателей. Полетный ресурс этого мотора определили в 20 часов. Внешне самолет слегка изменили: передвинули фонарь кабины летчика вперед на 80 мм и установили винт с новыми лопастями, которые взамен поврежденных изготовили на московском заводе № 28.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *