История создания И-16

Потрясающий проект скоростного истребителя — моноплана под шифром И-16. Он был уникален уже тем, что первый в мире среди истребителей имел возможность убирать в полете шасси. Самолет был задуман и выполнен хорошей гоночной машиной, ничего лишнего, никаких выступающих частей, чистые обводы крыла, с плавными переходами на фюзеляж. Сам фюзеляж традиционно  — деревянный. Силовой набор крыла – цельные лонжероны и дюралевые нервюры. Метала в конструкции – самый минимум, только для прочности, все поверхности обтянуты полотном. Поражают размеры самолета. Он маленький, словно игрушечный, длина всего шесть метров. Взлетный вес, тоже непривычно мал – 1345 килограмм.

Таран Антона Губенко

На странице приводится пять описаний тарана А. Губенко, весьма существенно отличающихся друг от друга, несмотря на то, что три последних якобы составлены со слов самого лётчика. В частности, тип самолета в них приводится разный. Самым объективным автору кажется вариант №4 как написанный «по горячим следам» и публикуемый наиболее компетентным лицом.

Вариант №1

«Утро 31 мая 1938 года. Большая группа японских истребителей И-96 держала курс на город Ханькоу.

Звено истребителей успело взлететь вовремя и набрать достаточную высоту. Завязался бой. Губенко преследовал японского летчика, они израсходовали уже все патроны. Тогда Губенко решил взять японца живым, заставив сесть на наш аэродром. Японец заметил приближение И-16 в последний момент. Это позволило Губенко вплотную пристроиться к И-96. Несколько секунд летчики смотрели в глаза друг другу, Губенко показывал знаками, чтобы И-96 разворачивался на нашу территорию. Японец метнулся в сторону, но скорость его самолета намного меньше, чем у И-16, тем более на пикировании.

Воспоминания пилотов «Харрикейнов»

Г. В. Зимин, командир истребительного полка

«Харрикейны» 1-го ГвИАП, лето 1942 года

«Харрикейны» 1-го ГвИАП, лето 1942 года

Наступил январь 1942 года.

Полк по-прежнему сидел без самолётов. Обещаний на этот счет было много, но дело не сдвигалось с мертвой точки. Наше ожидание становилось томительным. Перспектива получения машин, такая отчетливая и близкая поначалу, теперь была как бы окутана туманом неизвестности. Мы стали понимать, что если не напомним о себе самым решительным образом, то будем сидеть неизвестно сколько времени.

Призрачный «чато»: бой И-15 с И-16

Вспоминает Г. Н. Захаров.

В один из ненастных дней, когда погода была нелетной и я уже собрался было съездить в Мадрид, Рычагов внезапно отменил поездку. Я получил необычное задание: отыскать в воздухе одиночный самолет И-15 и сбить его!

— Я думаю, что все это слухи про И-15, — сказал Рычагов, — но и слухи мы должны пресечь.

А слухи действительно ходили. Рассказывали, будто порой под вечер в ненастную погоду появляется одиночный «чато» — так испанцы прозвали И-15 — и кружит над позициями республиканцев. Прямо как призрак из старинной баллады. Ну кружил бы себе на здоровье — республиканцы любят «чатос», — да только беда в том, что, покружившись, он разворачивался и уходил почему-то в сторону мятежников.

Штопорные испытания И-14, И-16 и ИП-1

Вспоминает П.М. Стефановский, лётчик-испытатель

Из конструкторского бюро А. Н. Туполева в НИИ ВВС поступила просьба провести заводские испытания вооружения нового истребителя И-14. Не знаю, чем руководствовался начальник института комдив В. К. Лавров, но эту работу он поручил мне, хотя я летал преимущественно на тяжелых самолетах.

Об истребителе И-14, созданном под непосредственным руководством Павла Осиповича Сухого, мне уже было кое-что известно. На первом, опытном образце этого самолета стоял мощный малогабаритный мотор «Бристоль-Меркурий». Но его почему-то сочли бесперспективным и заменили более громоздким «Райт-Циклоном» Ф-3, намеченным к изготовлению на отечественных заводах. Кроме пулеметов на машине П. О. Сухого установили также 75-миллиметровую реактивную пушку. Ее-то и надо было испытать в воздухе.